Правомерность Определения СКЭС ВС РФ по делу Юмакса

Источник: Налоговед

В сентябрьском выпуске журнала «Налоговед» обсуждается решение Коллегии по делу о пересмотре кадастровой стоимости и доначислении налога задним числом, получившее неоднозначный отклик экспертов. Речь пойдет об Определение СКЭС ВС РФ от 19.07.2019 по делу № А40-232515/2017 ООО «Юмакс» (далее – Общество).

Фабула дела

В 2017 г. Общество уплатило налог на имущество исходя из кадастровой стоимости здания, определенной по состоянию на 1 января 2014 г. и составлявшей 58,2 млн руб. (Постановление правительства Москвы от 21.11.2014 № 688-ПП). В феврале 2016 г. решением комиссии результаты определения кадастровой стоимости признаны недостоверными (вследствие ошибки при указании группы объекта), кадастровая стоимость здания была пересчитана и превысила 863 млн руб. В июне того же года была занесена соответствующая запись в кадастр.

Постановлением правительства Москвы от 26.12.2016 № 937-ПП внесены поправки о новой кадастровой стоимости объекта. Однако положение этого Постановления в части применения измененной кадастровой стоимости с 1 января 2016 г. признано судом недействующим со ссылкой на ст. 5 НК РФ о невозможности придания обратной силы правовому регулированию, ухудшающему положение налогоплательщиков.

Тем не менее налоговый орган счел, что за 2016 г. Общество должно было исчислить и уплатить налог по новой кадастровой стоимости, и доначислил налог.

Налогоплательщик же полагал, что новая кадастровая стоимость не могла быть применена задним числом в силу п. 15 ст. 378.2, ст. 5 НК РФ, и обратился в суд.

Суды трех инстанций согласились с позицией налогового органа, указав, что изменение кадастровой стоимости вызвано технической ошибкой при проведении кадастровой оценки недвижимости. К моменту подачи налоговой декларации новая стоимость была отражена в кадастре. Суды сослались на ст. 24.20 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон об оценочной деятельности). Согласно этой норме измененная кадастровая стоимость подлежит применению в том году, в котором в комиссию подано заявление о ее пересмотре. В данном случае – в 2016 г. Кроме того, суды отметили, что Общество, как собственник здания, не могло не знать о его фактическом использовании и назначении (из-за чего и возникла ошибка).

Позиция Верховного Суда РФ

СКЭС ВС РФ не согласилась ни с выводами нижестоящих судов и налогового органа, ни с позицией налогоплательщика.

Во-первых, по мнению Коллегии, использование недостоверных сведений при определении кадастровой стоимости свидетельствует об объективном искажении налоговой базы. Такая кадастровая стоимость не является надлежащей стоимостной характеристикой объекта недвижимости, подлежащего налогообложению. С принятием комиссией в 2016 г. решения о признании недостоверными сведений об объекте недвижимости, использованных при определении его кадастровой стоимости, ранее определенная стоимость не могла больше применяться для целей налогообложения ни в данном налоговом периоде, ни в последующих.

Во-вторых, величина налога на имущество за 2016 г. в такой ситуации должна определяться расчетным путем (подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ) на основании объективных и соответствующих действительности сведений о стоимости объектов недвижимости (для целей налогообложения преимущественно применение кадастровой стоимости объектов недвижимости, равной рыночной стоимости).

В-третьих, исчисление налога на имущество исходя из достоверно определенной кадастровой стоимости в сложившейся ситуации не свидетельствует об ухудшении положения налогоплательщика и не дает оснований для вывода о нарушении принципа поддержания доверия к закону и действиям государства, так как защите подлежат именно правомерные ожидания налогоплательщика. Многократное отклонение исправленной кадастровой стоимости от первоначальной позволяет сделать вывод о заведомой некорректности проведения процедуры кадастровой оценки, о чем не мог не знать налогоплательщик, будучи действующей коммерческой организацией.

Коллегия отменила все принятые по делу судебные акты и направила дело на новое рассмотрение, рекомендовав суду первой инстанции при необходимости решить вопрос о назначении экспертизы об определении рыночной стоимости здания в спорный период.

Комментарий эксперта

Сергей Пивоварчик, управляющий партнер Consul Group, участник дела:

«Подход Коллегии противоречит ранее высказанным позициям ВС РФ, разъяснениям КС РФ и действующим нормативным актам.
Во-первых, СКЭС предписывает проигнорировать Постановление Правительства Москвы от 21.11.2014 № 688-ПП, которым утверждена первоначальная кадастровая стоимость. В качестве основания для отказа в его применении предложено руководствоваться решением комиссии, которая не входит в систему органов государственной власти и не наделена полномочиями по отмене нормативных правовых актов.
Во-вторых, Коллегия предложила пересмотреть результаты определения кадастровой стоимости в нарушение установленного разграничения подведомственности споров.
Статья 375 НК РФ велит применять в качестве налоговой базы кадастровую стоимость, отраженную в кадастре на 1 января. ВС РФ неоднократно указывал на недопустимость использования в качестве налоговой базы иной величины, отличной от кадастровой стоимости, указанной в кадастре. Сейчас СКЭС от этой позиции отходит и предписывает нижестоящим судам при необходимости определять рыночную стоимость объекта налогообложения, которую арбитражный суд определять не вправе (это компетенция суда общей юрисдикции).
В-третьих, СКЭС отрицает правомерность законного поведения налогоплательщика. Коллегия настаивает на недопустимости применения «ненадлежащей кадастровой стоимости» (этот термин является новеллой российского законодательства) не только в будущих, но и в текущем налоговом периоде. Учитывая, что такой вывод противоречит специальным нормам НК РФ (ст. 375, 378.2), она отказывается от их применения и опирается на общие нормы Кодекса, дав весьма специфичное их толкование.
Так, обосновывая применение расчетного метода (ст. 31 НК РФ), СКЭС указывает на «ненадлежащий учет» объекта. При этом оставлена за рамками общая направленность нормы, ориентированной на применение расчетного метода в случаях, когда налогоплательщик искажает налоговый учет, не предоставляет или скрывает сведения о своей деятельности (то есть ведет себя недобросовестно). В деле же компании «Юмакс», по нашему мнению, такой подход необоснованно экстраполирован на ситуации, когда виновны в искажении учета государственные органы.
Конституционный Суд РФ неоднократно указывал, что на госорганах лежит обязанность обеспечивать достоверность информации в кадастре (налогоплательщики используют ее в качестве налоговой базы и не должны перепроверять), на них же возлагается и ответственность за надлежащее исполнение этой обязанности. Такой подход отражен в Постановлении КС РФ от 11.07.2017 № 20-П, которое СКЭС процитировала выборочно. А изложенная в Постановлении от 28.02.2019 № 13-П позиция КС РФ по делу ООО «Парус» об исключении возможности возложения на налогоплательщика отрицательных последствий, допущенных органами власти ошибок и вовсе проигнорирована».

Комментарии других экспертов читайте в полной версии публикации в журнале.

Действующие лица:

Сергей
Пивоварчик

управляющий партнер

Верните экран в вертикальное положение