Михаил Краснов об оспаривании доначисления налога на имущество в размере 12,5 млрд руб.

Источник: Legal Insight

Почти полтора года владельцы московских торговых центров пытались оспорить Постановление правительства Москвы от 26.12.2016, повысившее задним числом кадастровую стоимость 2502 зданий и помещений, в результате чего им было доначислено 12,5 млрд руб. налога на имущество. 9 августа 2018 г. Верховный суд РФ счел выводы Мосгорсуда необоснованными и постановил снова направить дело в суд первой инстанции для рассмотрения по существу, а у владельцев торговых центров появился шанс вернуть переплаченный налог на имущество. Мы попросили Михаила Краснова, руководителя практики налогового и юридического консультирования Consul Group, представляющего интересы истцов, рассказать об этом деле подробнее.

Предыстория
Все началось в конце 2016 г. Собственники коммерческой недвижимости уже готовились к празднованию Нового Года, когда Правительство Москвы преподнесло им специфический подарок – Постановление от 26.12.2016, которым кадастровая стоимость 2502 объектов капитального строительства в Москве многократно (от 3 до 15 раз) увеличивалась и предписывалась к применению «для целей, предусмотренных действующим законодательством» с 1 января 2016 г. В списке таких объектов оказались деловые и торговые центры, кадастровая стоимость которых первоначально была определена как более низкая по сравнению с рыночными значениями. Важно отметить, что это произошло в результате использования оценщиком в рамках проведения государственной кадастровой оценки сведений об объектах, предоставленных Департаментом городского имущества города Москвы (далее – ДГИ Москвы).

В число факторов, влияющих на результаты определения стоимости объекта (как кадастровой, так и рыночной), включен характер его фактического использования. Это представляется вполне логичным: стоимость одного квадратного метра в бизнес-центре класса «А» существенно выше, чем в складских помещениях на окраине Москвы. Однако на момент проведения государственной оценки ДГИ Москвы не предоставил оценщику сведений о характере использования ряда объектов. Это было сделано по простой причине: такая информация попросту отсутствовала. По какой причине не имелось данных, за своевременное получение которых отвечает Государственная инспекция по контролю над использованием объектов недвижимости города Москвы (далее – Госинспекция по недвижимости), мы не знаем (хотя наиболее вероятный вариант очевиден: органы власти не выполнили своевременно и качественно свою работу).

В сложившейся ситуации оценщику предписывалось применить к объектам с неустановленным видом фактического использования пониженный удельный показатель кадастровой стоимости, руководствуясь принципом primum non nocere, дабы не определить стоимость объекта выше действительной.

Результаты определения кадастровой стоимости, основанные на данных ДГИ Москвы, утверждены Постановлением Правительства Москвы от 21.11.2014 № 688-ПП «Об утверждении результатов государственной кадастровой оценки объектов капитального строительства в городе Москве». Значительно позже, уже в 2016 г., Госинспекция по недвижимости начала устранять пробелы в сведениях о фактическом использовании объектов капитального строительства на территории столицы. По результатам проведения обследований информационная база ДГИ Москвы была дополнена достоверными сведениями о характере фактического использования объектов. Получив новые данные, ДГИ Москвы инициировал пересмотр кадастровой стоимости объектов, результат которого для многих собственников коммерческой недвижимости оказался весьма неожиданным. Вновь определенная 26 декабря 2016 г. кадастровая стоимость была предписана Правительством Москвы к применению с 1 января 2016 г., то есть ретроспективно (п. 3 Постановления Правительства Москвы от 26.12.2016 № 937-ПП).

Итогом исполнения Постановления Правительства Москвы от 26.12.2016 № 937-ПП стало увеличение кадастровой стоимости 2502 объектов на общую сумму свыше 960 млрд рублей и, как следствие, доначисление по налогу на имущество организаций в отношении указанных объектов за 2016 г. на сумму свыше 12,5 млрд рублей.

Мнимая недоимка
Имея на руках прямое предписание применения нормативного правового акта к новой кадастровой стоимости с 1 января 2016 г., налоговые органы развернули широкомасштабную кампанию по борьбе с «образовавшейся недоимкой». Судя по всему, инспекторов нисколько не смутило то обстоятельство, что эта недоимка образовалась за четыре дня до конца налогового периода. Далее в течение всего 2017 г. на налогоплательщиков оказывалось давление (например, направлялись уведомления и сообщения о необходимости произвести перерасчет суммы налога на имущество организаций с учетом изменения кадастровой стоимости). В результате многие собственники погасили мнимую недоимку, чем в значительной степени упростили работу налоговым органам. Однако некоторые налогоплательщики отказались признавать законным доначисление, основанное на нормативном правовом акте, который был принят в последние дни налогового периода. Им налоговые органы вменяли в обязанность не только погасить недоимку, но и уплатить пени, а иногда и штраф за допущенные налоговые правонарушения.

Почему в рассматриваемом случае недоимку, на наш взгляд, можно считать мнимой? Дело в том, что налоговым периодом по налогу на имущество организаций является год (ст. 379 НК РФ). В качестве базы по налогу на имущество берется кадастровая стоимость, установленная по состоянию на 1 января года налогового периода (ст. 375 НК РФ). При таких обстоятельствах налогоплательщик, руководствовавшийся в течение всего 2016 г. (в том числе при исчислении авансовых платежей) действовавшей на 1 января 2016 г. кадастровой стоимостью имущества, не может и не должен пересчитывать объем налоговых обязательств в связи с изменениями, произошедшими в течение налогового периода, за исключением случаев, прямо установленных законом. В редакции Налогового кодекса РФ, действовавшей до 1 января 2017 г., таких исключений было всего два: изменение кадастровой стоимости решением комиссии или суда и исправление технической ошибки. Ни под одно из них Постановление Правительства Москвы от 26.12.2016 № 937-ПП не подпадает, а значит, и утвержденная указанным актом кадастровая стоимость не подлежит применению для регулирования налоговых правоотношений (за исключением случаев, когда измененная кадастровая стоимость улучшает положение налогоплательщика). Приведенное правило, закрепленное в ст. 5 НК РФ, было подробно разъяснено Конституционным судом РФ в Постановлении от 02.07.2013 № 17-П. Соответственно, доначисления, основанные на применении нормативного правового акта в нарушение установленного законом порядка, являются незаконными и необоснованными.

Оспаривание законности нормативного акта
Первые клиенты обратились за помощью в Consul Group в начале 2017 г., когда инспекторы начали намекать на доплату по налогу на имущество организаций за налоговый период 2016 г. Тогда в качестве одного из наиболее эффективных способов защиты всех собственников коммерческой недвижимости, чьи права были затронуты Постановлением Правительства Москвы от 26.12.2016 № 937-ПП, нами было предложено оспаривание законности пункта нормативного правового акта, предусматривающего распространение его действия на налоговый период 2016 г. Использование такого способа защиты могло и вовсе исключить возникновение в дальнейшем налогового спора, поэтому рассматривалось в качестве приоритетного решения.
Первые административные исковые заявления были поданы в Московский городской суд (далее – Мосгорсуд) в апреле 2017 г., однако в связи с объединением производства по ним первое основное судебное заседание после подготовки состоялось только 27 июня 2017 (вставка сноски:   Отметим, что к этому моменту появились разъяснения Минфина России о порядке применения кадастровой стоимости, установленной в результате оспаривания в связи с выявлением фактов недостоверности сведений, использованных при определении государственной кадастровой стоимости (Письмо от 20.06.2017 № 03-05-04-01/38266). Данные разъяснения, являющиеся для налоговых органов обязательными к применению при проведении мероприятий налогового контроля (ст. 32 НК РФ), указывали на необходимость применения результатов пересмотра кадастровой стоимости, установленной таким путем, в порядке, предписанном ст. 5 НК РФ, то есть не ранее, чем по истечении 30 дней с момента публикации нормативного правового акта, и не ранее, чем с 1 числа следующего налогового периода. В рассматриваемом случае Постановление Правительства Москвы, опубликованное 26 декабря 2016 г., с учетом применения указанных требований, не могло начать применяться раньше 1 января 2018 г.) . На нем представитель Правительства Москвы ходатайствовал о прекращении производства по делу, основываясь в числе прочего на том, что новая кадастровая стоимость установлена не оспариваемым нормативным правовым актом, а решением Комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости (далее – Комиссия). Данный элемент правовой позиции города опирается на следующие положения:
• согласно п. 15 ст. 378.2 НК РФ, результаты пересмотра кадастровой стоимости подлежат ретроспективному применению, если новая кадастровая стоимость установлена решением Комиссии или суда;
• ст. 24.20 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» предписывает применение кадастровой стоимости, установленной решением Комиссии или суда с 1 января того года, в котором в Комиссию было подано соответствующее заявление.

На основе изложенного Правительство Москвы сделало следующий вывод. Поскольку основанием для пересмотра кадастровой стоимости в данном случае стало решение Комиссии (об установлении факта использования недостоверных сведений при государственной кадастровой оценке), в которую заявитель (ДГИ Москвы) обратился в течение 2016 г., утвержденная в дальнейшем Постановлением Правительства Москвы от 26.12.2016 № 937-ПП кадастровая стоимость правомерно применяется к налоговым отношениям, сложившимся в 2016 г.

Мосгорсуд Определением от 27.06.2017 прекратил производство по делу, придя к выводу о том, что оспариваемый нормативный правовой акт не затрагивает прав и законных интересов заявителей (в целом согласившись с позицией Правительства Москвы). Указанное Определение и стало предметом рассмотрения 9 августа 2018 г. в Верховном суде РФ, который сделал важнейший в отношении данной категории дел вывод: права и законные интересы заявителя затрагиваются именно Постановлением Правительства Москвы от 26.12.2016 № 937-ПП, а не каким-либо промежуточным актом, включая решение Комиссии. Оценку, данную Верховным судом РФ существу допущенного нарушения, лучше всего иллюстрирует риторический вопрос, поставленный председательствующим перед представителем Правительства Москвы: «Вот представьте, вы заплатили налог 10 рублей. А потом пришла налоговая инспекция и сказала, что этого мало и надо заплатить за прошлый год еще 20 рублей. И это не нарушает ваши права?!»

Промежуточные итоги
На сегодняшний день Верховный суд РФ высказал свое мнение по поводу того, каким документом / актом / действием установлена новая кадастровая стоимость. Безусловно, прогнозировать результаты рассмотрения административных дел по существу Мосгорсудом в настоящее время сложно.

"Однако состоявшийся судебный акт опровергает правовую позицию Правительства Москвы и налоговых органов относительно утверждения новой кадастровой стоимости решением Комиссии и повышает шанс налогоплательщиков на успех при рассмотрении данного спора в Арбитражном суде города Москвы", — рассказывает Краснов.


Важно отметить, что налогоплательщики отстранены органами власти от процедуры государственной кадастровой оценки:
• решение о ее проведении принимает ДГИ Москвы;
• кадастровую стоимость определяет оценщик, выбранный ДГИ Москвы, по методикам / требованиям, установленным ДГИ Москвы;
• результаты определения кадастровой стоимости утверждает Правительство Москвы.
Следовательно, собственники имущества никого не вводили в заблуждение с целью получения заниженной кадастровой стоимости, а потому вообще остаются в стороне от процесса. Органы власти Москвы самостоятельно определили кадастровую стоимость и обязали налогоплательщиков платить налог в исчислении от установленной ими кадастровой стоимости. Затем ДГИ Москвы по собственной инициативе признал эту стоимость ошибочной (между прочим, утверждая свою ошибку), хотя исходя из сведений, имевшихся на момент оценки, такая кадастровая стоимость являлась достоверной. В любом случае крайними в данной ситуации, по мнению органов власти Москвы, являются налогоплательщики, которые обязаны заплатить за ошибки ДГИ Москвы и некачественную работу Госинспекции по недвижимости круглую сумму, доначисленную задним числом. Возможность признания подобного подхода обоснованным является весьма сомнительной и уж точно незаконной.
 

Действующие лица:

Михаил
Краснов

партнер, руководитель практики налогового и юридического консультирования