Конец офшорной эпохи. Интервью

Источник: Теория права
«Наступает новая эпоха, в которой налоговые преференции будут доступны лишь настоящему и понятному бизнесу»,

– Василе Лупу, руководитель практики международного налогообложения Consul Group.

Василе Лупу родился в Республике Молдова в СССР. В 1998 году с родителями переехал в Москву. Выпускник Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, юридического отделения Высшей школы государственного аудита при Счетной палате РФ. Имеет более 7 лет практики консультирования по вопросам международного и российского налогового права. Сегодня Василе Лупу возглавляет практику международного налогообложения Consul Group.

Почему при выборе направления вы остановились на международном налоговом планировании?

В период обучения в МГУ я прошел практику в различных департаментах Счетной палаты РФ, даже успел съездить в несколько командировок в регионы. В этот момент стало интересно, как все устроено в других странах, а не только в субъектах РФ. Захотелось расширить свои горизонты и приобрести универсальную компетенцию в выбранном направлении, в налогах. Так я оказался в российском представительстве KPMG – одной из крупнейших международных аудиторских компаний, где смог принять участие в реализации огромного числа налоговых проектов. Особенно захватывающими стали те, что позволили изучить международные соглашения, системы налогообложения в других юрисдикциях, разобраться в особенностях ведения бизнеса в той или иной стране.

Вы возглавляете практику международного налогового планирования. Чем было обусловлено выделение в компании данного направления в отдельную практику?

В последние несколько лет крайне динамично повсеместно меняется налоговое и валютное законодательство. Глобально усилилась борьба с размыванием налоговой базы и выводом доходов из-под налогообложения (проект BEPS), то есть с переводом прибыли в юрисдикцию, где она не облагается налогом. Если упростить, то собственники бизнеса во всем мире стремятся, во-первых, увеличить свои доходы, во-вторых, защитить свой бизнес от внешних угроз и, в-третьих, сократить расходы. Международное налоговое планирование позволяет законным и эффективным путем достичь второй цели, создавая понятную юридическую структуру владения активом. А благодаря законным инструментам международных соглашений – еще и сократить свои налоговые расходы, что означает – достичь третьей цели. Consul Group специализируется на комплексном сопровождении бизнеса владельцев недвижимости. За шесть лет работы мы стали надежным постоянным партнером для более чем 250 собственников коммерческих объектов. Клиенты, имея успешный опыт по решению локальных задач, стали обращаться с вопросами по международному налоговому планированию и сопровождению их в трансграничных операциях. По мере накопления запросов от действующих партнеров было принято решение выделить из практики налогового и юридического консультирования отдельную практику, специализирующуюся именно на международном налогообложении

С решением каких основных клиентских задач сталкивается возглавляемая вами практика?

Для нас основная задача – помочь нашим клиентам в соблюдении международных норм и законов Российской Федерации при осуществлении какой-либо трансграничной деятельности. При этом у нас нет однотипных проектов. Если грубо обобщить, мы работаем с проектами трех типов:

  • приводим международную юридическую структуру в соответствие с текущим законодательством;
  • создаем международную юридическую структуру, осуществляющую деятельность в стране А, Б, … на основе индивидуальных особенностей и потребности клиента;
  • взыскиваем дебиторскую задолженность у иностранной компании на ее территории.

Это включает в себя как расчет издержек и разработку алгоритма, так и его реализацию. Мы готовим заключения с точки зрения текущего законодательства с учетом российской и зарубежной судебных практик, а также существующих законопроектов.

Я говорю о сопровождении клиента в ходе открытия/ликвидации юридического лица, банковского счета, due diligence юридических лиц, сделок по купле-продаже активов или компаний, compliance трансграничных операций с применением международных соглашений и т. д. с учетом судебной практики России и других стран. Еще сопровождаем клиента в ходе взаимодействия с российскими и зарубежными фискальными органами».

Как усложнилась работа по международному налоговому планированию в свете изменения российского законодательства в последние годы?

Да, стало веселее. Например, то, что было законно и допустимо в 2017 году в России или в 2018-м на Кипре, сегодня может оказаться рискованным. Это связано с динамичным изменением в международном и российском налоговом, а также валютном законодательстве. Немаловажную, а порой определяющую роль имеют изменения в межстрановых отношениях и политическом климате. Все взаимосвязано, и игнорировать какие-то факторы – недопустимо. Имеет значение каждая деталь, которая, казалось бы, неналоговая (например, визит чиновников из США на Кипр или даже политический скандал в Австрии), но меняет требования к ведению бизнеса. В результате возрастают издержки либо вовсе приостанавливается деятельность бизнесмена, если не успеет адаптироваться. Для минимизации неприятных сюрпризов необходимо держать руку на пульсе и играть по правилам, открыто. Финансовый мир становится открытым, банковской тайны уже практически нет, вводятся реестры бенефициаров, и о правонарушениях очень быстро узнают и привлекают к ответственности. Сегодняшняя динамика изменений требований ведения международного бизнеса очень стремительна, некоторые эксперты называют ее новые условия недружелюбными».

Какие изменения в международном налоговом законодательстве имеют наибольшее влияние на практику?

Фундаментальное значение имеет BEPS. В него входят и положения по трансфертному ценообразованию, и автоматический обмен информацией (CRS), и Многосторонняя конвенция по противодействию размыванию налогооблагаемой/налоговой базы и выводу доходов/прибыли из-под налогообложения (MLI).  Особенно актуальна MLI, которая вступает в силу с 2020 года и практически единовременно меняет большинство соглашений по избеганию двойного налогообложения (СОИДН). Станет сложнее получить льготы по налогу у источника выплат, и для многих преференции СОИДН практически станут неприменимы. Как следствие – возрастает бюрократическая и налоговая нагрузка на бизнес. Важно упомянуть Европейскую директиву DAC6. Коротко: данная директива обязывает посредников (сотрудников банков, юридических, аудиторских фирм и т. д.) сообщать обо всех схемах международного налогового планирования, к которым они причастны, если эти схемы содержат хотя бы один из признаков агрессивного налогового планирования. Мир становится абсолютно прозрачным. Подход фискальных органов направлен на выявление реальной цели (содержания) операции. Какие документы для этого использовались, становится уже не столь важным.

Ваши клиенты – это только граждане РФ, или вы также работаете и с иностранцами, которые имеют бизнес-интересы на территории Российской Федерации?

В основном это граждане РФ. Однако есть и бывшие граждане России, которые эмигрировали в другие страны, более комфортные для них. Хотя формально это, конечно, иностранные инвесторы с бизнес-интересами в РФ, что позволяет им минимизировать обязательства перед российской налоговой службой. 

Оказывались ли вы в ситуациях, когда приходится убеждать клиента реализовать на практике все ваши рекомендации?

Да. Наиболее распространенный случай, когда ФНС чудом не проверяет потенциального клиента, а он сам (или команда) не успевает следить за изменением в законодательстве и годами не обновлял свой compliance. При этом действует по старому законодательству. Другая проблема возникает, когда бизнесмен консультируется у зарубежных юристов, которые оказались не в курсе судебной практики по данному вопросу в России. В этом случае консультанты неумышленно дают ему рекомендации, реализация которых может быть фатальной для бизнеса здесь. В обоих случаях мы стараемся клиенту донести, что его действия прямо запрещены в НК РФ, либо показать аналогичную судебную практику с плачевным исходом и дать рекомендации о том, что именно необходимо первоочередно приводить в соответствие с текущим законодательством. В большинстве случаев клиент осознает, что действительно есть риски, после чего мы начинаем модернизацию. Но попадаются и те, кто «у меня это уже 10 лет так работает – и все нормально». Обычно они же возвращаются спустя несколько месяцев с фактическими проблемами с налоговой, о которых мы предостерегали. В обозначенной ситуации оказание услуг, скорее всего, уже никак не может исправить ошибки. Более того, часто к этому времени нависает реальная угроза уголовного преследования.

С кем из клиентов легче работать с точки зрения скорости и неукоснительного выполнения Ваших рекомендаций – с россиянами или иностранцами в РФ?

Многое индивидуально, однозначного ответа на этот вопрос я не могу дать. Важен возрастной критерий и ментальность. Часто с молодыми бизнесменами (россиянами и иностранцами) сотрудничество происходит сразу после первой встречи. Но попадаются и отечественные предприниматели, сформировавшие капитал в 1990-е, с наиболее закрытым сознанием и нежеланием понимать, что мир изменился и вести бизнес по старинке уже нельзя. В целом все понимают условия и результат сотрудничества. На моем опыте – наши услуги еще не заказывали для того, чтобы просто положить «в стол».

В каком направлении в последнее время движется российское налоговое законодательство, способствует ли оно развитию трансграничного взаимодействия и содержит ли достаточные элементы для защиты участников этих правоотношений?

Сегодня мировая налоговая тенденция направлена на абсолютную прозрачность. Стоит к этому добавить тотальный контроль и борьбу со злоупотреблением налоговыми льготами. Российское налоговое законодательство постоянно дополняется и совершенствуется, идет в ногу с остальным миром, нам даже удается лидировать в цифровизации. Что в целом, конечно, позитивно. Но это дает фискальным органам широкие права, в то время как налогоплательщикам трудно защититься в случае «перегиба на местах». Сложно сказать, способствует ли российское законодательство развитию трансграничных отношений.

Какие изменения в международном налоговом планировании целесообразно было бы внести в российское налоговое законодательство для защиты интересов участников этих правоотношений – как налогоплательщиков, так и государства?

Для защиты интересов всех участников обозначенных правоотношений представляется целесообразным повышение компетенции фискальных органов. Например, разделение налоговых органов на департаменты по отраслям может повысить понимание процессов и особенностей конкретного вида бизнеса. Не менее важным считаю повышение прозрачности мероприятий налогового контроля. Детализация и публичность регламента проведения налоговых процедур должны способствовать понимаю налогоплательщиками логики поведения инспекторов. В результате мы получим защиту интересов государственного бюджета за счет реальной экспертной оценки каждого кейса, с одной стороны, и повышение прозрачности мероприятий фискального контроля, с другой, что должно способствовать формированию доверительных отношений и позитивному диалогу между бизнесом и государством.

В чем Вы видите дальнейшее развитие, себя, как специалиста в области международного налогового планирования, в частности, и возглавляемой Вами практики в рамках компании Consul Group в целом, в ближайшие годы?

Во-первых, сделать все возможное, чтобы как можно больше наших клиентов соблюдали все требования законодательства. У нас есть юридические и аудиторские фирмы-партнеры на Кипре, в Люксембурге, Швейцарии, Лихтенштейне и Турции. Это позволяет нам представлять интересы клиентов на местах. Во-вторых, глобальные изменения законодательства относительно международного налогового планирования, тенденция к прозрачности и упразднение «банковской тайны» считаются радикальными переменами, а также концом офшорной эпохи. Безнаказанно и безосновательно злоупотреблять налоговыми преференциями уже не получится. Вести международный бизнес будет как минимум дороже и рискованнее.

Как отмечает Василе Лупу, задача консультантов Consul Group заключается в сопровождении и защите интересов своих клиентов, в выстраивании корректных юридических структур, позволяющих достичь целей клиентов в действующем правовом поле.

«Своей основной задачей мы считаем защиту наших клиентов от ошибок налоговых органов, на основании которых добросовестный налогоплательщик может вдруг оказаться недобросовестным. Мы сопровождаем бизнес, помогаем выстраивать корректные юридические структуры, консультируем по сделкам, структурируем группы компаний в действующем правовом поле. Это все позволяет нам успешно отстаивать интересы клиентов в спорах с госорганами, в отличие от случаев, когда владельцы бизнеса самостоятельно выстраивают деятельность у себя в компании. В этих ситуациях у собственников возрастает вероятность получить недоимку, штрафы и пени, даже в случае их правоты».
Действующие лица:

Василе
Лупу

руководитель практики международного налогообложения

Верните экран в вертикальное положение